Азиатское кольцо 2012. Часть 2. Чумхурии Точикистон.


                Продолжение рассказа о нашей экспедиции "Азиатское кольцо 2012". Часть 1 здесь.
Встав с утра пораньше, выбравшись на пригорок, я начал исследовать веб пространство используя ключевые слова «Хорог», «события в Таджикистане». Как бы мы не прокладывали маршрут по Памирскому тракту, Хорога (столицы Горного Бадахшана) было бы не избежать.  Полученная информация не радовала. Чем больше я читал, тем больше понимал, что уровень проблемы существенно превосходит маленькую локальную стычку, особенно когда одно из новостных агентств сообщило о «более сотни убитых и двух сотнях раненых».        



После небольшой политинформации и брифинга, где я донес ситуацию до нашей группы, решаем поступить так: заезжаем в Таджикистан на Памирский тракт, ночуем, добираемся до перевала Ак-Байтал.  Далее по ситуации: если все успокаивается, едем дальше по тракту, если нет, возвращаемся в Киргизию и северной дорогой двигаемся на Душанбе.

С такой радостной жизнеутверждающей позиции начинаем наш день. После киргизского КПП (время прохождения 15 мин.) начинается перевал Кызыл-Арт.

Он действительно «красный перевал» (перевод с тюркского) глина вокруг ярко красная. Наверху стоит символическая стела с надписью «Таджикистан».

И статуя горного козла с огромными рогами.

Не вполне понятно, какая из сторон на что намекала установив эту статую. Встречаем японского велотуриста. Поясняем, что впереди возможно война, желаем быть осторожным. Он удивляется, но соглашается быть осторожней.

Въезжаем на КПП «Кызыл Арт». Видно, что движение здесь не интенсивное и кроме нас никого нет. Колоритнейшее место, о нем расскажу поподробнее:

Нас вышел встречать  начальник погранзаставы Тимур, и долго расспрашивает о целях нашей поездки. Попутно задает вопрос: «а ви там домой не звонили? Не знаете, что там у нас в Хороге происходит? Может быть в новостях показывали?». Мдааа…уровень осведомленности о событиях в собственной стране оставляет желать лучшего. Рассказываем, что увидели и услышали в новостях.

Почти все проговорено и мы готовы пройти оформление, как тут Тимур заглядывая в мою машину видит две профессиональные видеокамеры Panasonic. Его настроение резко меняется, он говорит о том, что у них приказ до окончания боевых действий в Хороге никого не пускать. Настроен решительно, и уже нам отдает документы. Но это слишком  просто для нас, вот так взять и развернуться. Полчаса уговоров,  активной жестикуляции, в ход идут хвалебные фразеологизмы: «целый год к такой поездке  готовились», «неописуемые красоты Памирского тракта», «братский народ Таджикистана». Чуть сам не прослезился. Тимур дрогнул. Соглашается пропустить нас, в обмен на оставленную видеотехнику на их КПП. НЕ подходит. Еще  с полчаса уговоров, и соглашаемся на том, что я в залог оставляю свой загранпаспорт, а все снятое видео они на обратном пути просмотрят. Мой паспорт переходит в руки пограничников. Далее следует обычный нудный процесс переписывания всевозможных номеров паспоротов, прописки и т.д. и т.п.  в журнал  регистрации (во всех странах назывался одинаково: «Китоби»), взымается мзда за проезд, что то не менее 100 долларов за авто и 30 за человека. И вот остается последний рубеж: «Госнаркоконтроль республики Таджикистан». Зачем туда заходить ВЪЕЗЖАЯ в Таджикистан не понятно. Похоже защита отечественного производителя. Федеральная программа наверняка.

В грязной тесной комнате, один человек спит на нарах, второй ест картошку из сковородки. Отодвигая сковородку, и вытирая губы он изрекает: «Чо приехали?». Далее следует обычная процедура регистрации , а после чего начинается мой уже ставший любимым диалог: «а кто главний? Ты? Ну тогда ви все выйдете , нам пагаварить надо». Стандартное вступление перед вымогательством взятки. «Дипломатний компьютер есть?» начинает атаку бородатый тип, типаж которого в каком-нибудь голливудском блокбастере был бы описан как «согласился на работать на ЦРУ, но потом наверняка перебежит в Аль Каеду». «Какой какой компьютер?» делаю я непонимающий вид. «Ну дипломатний!!! Ну такой маленький, открывается…»». «Мммм, ноутбук?» перевожу  я разговор используя более привычную лексику. «Да да» соглашается он, «ви смотрите! Будешь чо там домой передавать…Ми тут все слушаем и читаем…Ничего про Хорог передавать нильзя!». Мне тут же представилась комната полная таджикских IT профи перехватывающих в неимоверных количествах IP пакеты с целью поиска запрещенного контента. Несколько смущало даже отсутствие телефонной связи на посту (таджикские пограничники ходили к киргизским звонить в Душанбе, что бы узнать что делать), но подвергать сомнению квалификацию специалистов не было никакого желания.  Я заверил что ни один бит неправильной информации не уйдет за пределы страны. Его это обрадовало и он тут же предложил выпить водки, спросил не дам ли я ему денег. Денег я сказал, что не дам, но дам целую пачку (!) сигарет (мы как раз взяли пару блоков самых дешевых на такой случай). 

Итак прохождение заняло три часа. Все это время я бегал в шортах и куртке (лето ведь). На высоте выше 4200 температура немногим выше 0. По словам пограничников, зимой бывает ниже -40 с очень сильным ветром. Верим.

Как раз через полчасика попадаем в небольшой снегопад (обычное дело летом то), радуемся как дети.

Начинаем спуск и упираемся в Митсубиси Паджеро съехавший в кювет. Слушаем нетривиальное объяснение о причинах произошедшего  от пассажира :«Арел очинь красивий летел, вадитель отвлекся, полез за фотоаппаратом…» (водитель, на ходу отвернулся от руля и полез на заднее сидение за фотиком, потому что орел очень красивый) , ну и «бабах нама улетели ми…». Вытаскиваем Паджеро, желаем хорошего пути, выслушиваем благодарности. Тут же стоит группа голландских туристов на микролитражках. Выезжают в Киргизию. Я уточняю, чем же продиктован выбор сей машины. Ответ мне нравится: «так это тачка за 500 евро, мы ее тут и кинем».


Через 30 км перед нами появляется большое озеро, с одним из самых распространённых названий на тюркоговорящих территориях: Каракуль («черное озеро»).
В каждой из стран нашего маршрута встречался такой топоним. Кстати на горном Алтае он тоже есть. Заезжаем в одноименно село. Очень небольшое, с плоскими крышами и домами из сырцового кирпича. Около дороги указатель « Guesthouse”, похоже туристы тут бывают.  Заходим в guesthouse и встречаем разношерстную компанию космополитов: парочку велосипедистов из Каталонии, едущих со стороны Душанбе; автостопщика Гийома из франкоговорящей Канады, просящего добросить его вперед  до следующей деревни, Мургаба; французского велосипедиста путешествующего на велике уже 18 лет (!!!) и планирующего еще лет 9 покататься.  Узнаем детали, снимаем на видео, рассказываем о себе. Мы на машинах, слушая рассказы ребят, чувствуем себя изнеженными существами, путешествующими в полном комфорте.

Guesthouse представляет из себя облагороженный местный дом. Весьма комфортно, с множеством ковров, подушек, мест для сна и отдыха. Хозяйка говорит приемлемо по русски, и даже немного по английски с туристами. Цена отдыха 8 долларов с человека за ночь. Благодарим за приглашение, но решаем встать лагерем на берегу Каракуля.



Все больше похоже на кусочек Карибского моря или Cote d’Azur. Лазурная вода, глаз не оторвать…

Как уж это озеро обрело имя Каракуль для нас осталось секретом.

Ищем место на берегу, пока обсуждаем по радиосвязи где встать, Владимир проявляет не вполне нужную инициативу, и очередной раз доказывает неспособность управлять транспортным средством адекватно. В попытке напрямую выехать на берег, тезка известного русского революционера Ульянова притапливает TLC80 в болотной жиже.

Три часа работы: подъема, подкапывания, использования двух лебедок, и причитающиеся слова благодарности водителю за столько интересное занятие.Мы снова на ходу. Ветер очень сильный, ставим машины в ряд на берегу, за ними в ряд палатки. Высота 3900 м. Проводим интереснейший эксперимент, профессиональным термометром замеряем температуру кипения воды на такой высоте. Получается примерно 87.5 С градуса.

Время было около полуночи, мы сидели около костра, когда из темноты появились 6 смуглых небритых мужчин в военной форме с автоматами наперевес. «Кто тут главний?» задал вопрос командир. Редкий случай, когда не очень хотелось быть главным, но пришлось. «Пайдем пагаварим…». Недалеко отходим в темноту. Выясняется, что это таджикские пограничники  но с другого поста, тот что находится на границе с Китаем. О нас ничего не знают, увидели свет и решили проверить. Посмотрев все документы, убедившись что все в порядке, получив традиционный презент в виде пачки сигарет, группа удаляется в темноту. Теперь можно спать.

Весь следующий день по спутниковой связи пытаемся связаться с Россией (посольством Таджикистана) и Душанбе.  Итог таков: Хорог изолирован транспортно (все дороги перекрыты блок постами, машины выпускают но не впускают) и информационно ( никаких официальных данных, кроме того что идет спецоперация). Из обрывочных данных проникших в прессу, понимаем, что все это надолго и серьезно, быстрого развития ситуации в позитивном ключе ждать не стоит. Новостные сайты изобилует данными о жертвах, и о том что афганские боевики стремятся прийти на помощь одной из сторон. Посему едем на Ак-байтал, а после выезжаем обратно в Киргизию.

Перевал Ак-Байтал место символичное. Самый высокий автомобильный перевал на территории бывшего СССР, высота 4655 м.


Дорога ведущая на перевал лежит на уровне 4000 м., посему нет ощущения подъема на неимоверную высоту.

Подъем дается достаточно легко, как для нас, так и для авто. На вершине чувствуется легкая отдышка, но похоже мы уже неплохо адаптировались. Виды открываются замечательные, цвета яркие, воздух чистейший…Растительность необычная.

Обратно до таджикского КПП доходим быстро, оформление занимает не более четверти часа. В Киргизии направляемся на погранпереход «Карамык». Проблема в том, что переход исключительно двухсторонний, между Таджикистаном и Киргизией, иностранцам там хода нет. Но мы же на востоке, поэтому попробуем убедить пограничников в сложности нашего положения. В случае неудачи, нам придется ехать достаточно далеко, через Ферганскую долину. Это дополнительное время, и сложности. Ночуем перед границей.

После непродолжительного торга ( глава КПП настаивал на сумме 2000 р., я на 500 р.) мы сходимся на том, что наш проезд  стоит не более 1000 р. Местные чекисты с рвением просматривают мой Canon Mark III на предмет наличия запрещенных фоток. Им видимо невдомек, что все это уже скопировано на несколько носителей и рассосредоточено по нескольким авто.

Таджикский КПП выглядит прекрасно. Судя по табличке, строили его американцы. Тут их и встречаем, группа инспекторов проверяет, сколько же денег было своровано при строительстве. Проходим относительно быстро и абсолютно бесплатно. Теперь перед нами северная дорога на Душанбе. Дорога горная, петляющая.
Ее ремонтируют китайцы, своей техникой. Теперь время познакомиться с местными заправками. Около приличного населенного пункта видим АЗС. Дизтоплива там нет… Спрашиваем сотрудника местного ГИБДД о том где можно заправиться. Он поясняет, что через 50 км. Будет прекрасная заправка! Тут же кому то набирает по телефону и передает мне трубку. «Ааа дарагой! Салярка нужна да? Давай приезжай ко мне! Самая чистая у меня!» раздается в трубке.  Благодарим блюстителя закона и движемся вперед. Реки становятся больше, шире и мутнее.

Видно как в воде все больше глины и других вымываемых фракций.  Пытаемся найти небольшую горную чистую речку для купания. Но в этой части республики каждая чистая река или ручей оккупированы кишлаком стоящим прямо на них. Вода ценность, которую разбирают для питья и полива. Довольствуемся набранной водой из родника, тут же ей и обливаемся.

В районе Таджикобада дорога разделяется, делаем остановку для кратковременного обсуждения и отдыха. Тут же ко мне подходит местный житель со словами «ааа дарагой! Вот ви и приехали! Пайдем пакажу салярку». По иронии судьбы мы остановились как раз в месте импровизированной заправки, с хозяином которой я говорил по телефону.  Тут то мы и узнаем что заправлять авто можно ведрами солярки.

Потом уже выяснится, что топливо было вполне хорошим и нареканий у нас не возникло.

Дальше долго ищем стоянку. Разделяемся и едем в разных направлениях. Наш экипаж заезжает в небольшое село, вызывая там жуткий ажиотаж. Люди выходят толпами смотреть на нас. Попытка наладить диалог с подростками неудачна. Показывая на себя, подросток повторяет «таджик, таджик», что нас наводит на мысль: а может он и правда таджик? Русским владеет только взрослое население. Посему общение с молодежью так и не складывается.

Немного об одежде. Местные жители, несмотря на жару, всегда одеты очень тщательно. Девочки в ярких одеждах. Штаны в нарядах обязательный элемент.

У женщин постарше впридачу покрыта голова. Мужчин без майки, в шортах или плавках, разумеется, увидеть невозможно. Приходится несколько скорректировать внешний вид, одеть майку. Можно конечно и без нее, но в глазах жителей читается такое неодобрение, осуждение и напряжение, что то просто хочется этого избежать. Как мы потом узнали, ходить без майки равносильно тому, что появится у нас полностью обнаженным.

Люди очень приветливы. Все кто нам встречался и смог с нами разговаривать по русски были добрейшие люди. Нас постоянно приглашали в гости, что то советовали, спрашивали куда мы едем и нравится ли нам здесь.

Мы понимали, что дли них Россия старший брат, к которому они тяготеют. На дороге в селах нам постоянно приветливо махали руками, и было видно, они действительно нам рады, а не «понаехали тут русские гастрабайтеры». Стоило остановиться в каком-нибудь селе, как машину окружали любопытные жители, среди которых обязательно был кто-нибудь русскоговорящий. Тут же завязывался дружеский диалог.

Мы узнали, что на работу в Россию ездят целыми селами. Например, жители поселка Гарм ездят на работу в Новосибирск (неделю назад как раз на рынке встретил одного из них), другие села ездят в Красноярск, Якутск и другие города.

  НА следующий день направялемся от Таджикобада в Душанбе. Дорога горная, местами неасфальтированная, временами изнуряющая. Отдельное слово о местном ГАИ. В пути на  одном из отрезков нас обгоняет джип «Тойота», и тут же истрично начинает сигнализировать радар, мы жестко попались на скорости. Джип тормозит, оттуда выходит местный представитель власти. Вроде бы начинается стандартный диалог. С нашей стороны информация что мы путешественники, едем издали, аж из Новосибирска. Чем больше я распаляюсь рассказывая, как и куда мы едем, тем больше недоумения вызывают их ничего не говорящие взгляды. В конце речи, в довершение дела даю красивое письмо от наших официальных лиц. Опять те же взгляды. И тут то меня осеняет…они не слова не говорят по русски. В общем, заплатили мы какой то небольшой штраф за превышение, и поехали далее. Следующие сотрудники говорили по русски очень хорошо, и все время что-то клянчили: ручки, сувениры, сигареты. Утомили. Очень важно не дать им понять ,что ты их боишься и в чем то виноват. Меня пытались оштрафовать за тонированный кунг (вот как!), Костю за курение за рулем, Вову за ходьбу в шортах. С ними нужно быть понастойчивей, можно называть «коллегами».

 И вот в  одном из кишлаков, мы ,уже прилично подуставшие решаем остановиться в местной чайхане. Нам подают плов, салат чукчук, и обязательно лепешки с чаем.

Разговариваем с хозяином, и персоналом. Они в захлеб рассказывают как здорово они работали в России, один в Новосибирске, другой в Якутии. Причем в Якутии работал отбойным молотком в -55 С.  Нам предлагают варенье из тута, что то еще.

Мы буквально очарованы их гостеприимством и искренностью. Выходя из чайханы ловлю себя на мысли, что мне как то даже стыдно за передачу «Наша Раша» в той части что Ровшана из Джумшута. Они мне напомнили таких больших и добрых детей что ли, которые с радостью рассказывают, что у них происходит. Я понимаю, если бы не бедность, и отсутствие образования, то наверняка бы мы по другому относились к этим людям.

 Проезжаем Рогун, где уже много лет с переменным успехом, еще с советских времен, пытается построиться Рогунская ГЭС, одна из самых больших в мире.

Именно она является яблоком раздора и причиной постоянных конфликтов между Таджикистаном и Узбекистаном. Постройка ГЭС серьезно изменит поступление воды в соседнюю страну, возможно, приведет к обмелению Сырдарьи, а это категорически не устраивает узбеков. Уже в темноте прибываем в Душанбе. Селимся в прекрасной гостинице, радуемся кроватям и прочим предметам быта как дети. Мы по ним соскучились.

Душанбе оказался совсем не таким как я его себе представлял. Воображение рисовало полуразвалившийся , бедный город небольших размеров. То, что мы увидели отличалось от ожидаемого.

Я бы охарактеризовал увиденное как «красивый советский южный столичный город» в период его расцвета.  Широкие улицы, на главном проспекте, Рудаки, деревья просто огромные, создают неповторимый уют для гуляющих.

Много фонтанов, разных. Это создает эффект спокойствия и благополучия.


Ухоженные чистые улицы, приветливые люди. Классическая советская архитектура. Кажется что ты немного попал в хорошее прошлое, куда то в детство на юг. Неплохо выписываются в ландшафт и высотные здания, неожиданно, но они тут есть.

Прогулявшись по городу, зашли на базар

 по совету друзей посетили огромную чайхану в центре.

Очередной раз приятно удивили жители. Дмитрий, из компании «Таджикавиатур», кто помогал нам делать разрешения в приграничные зоны предложил нам встретится. Мы встретились в кафе в центре города, и человек в свой выходной день, более двух часов рассказывал, куда можно поехать, что поделать, как нам лучше выехать в Узбекистан и т.д. Разумеется все это было для нас бесплатно. В общем Душанбе нам понравился. 30 июля пора лететь на пару дней домой, 2 августа поездка продолжится. Следующая цель Узбекистан.


Оцените материал

VK FB TW G+ OK LJ MM


Комментарии